ОГОНЕК КАТЯ

ОГОНЕК КАТЯ


КАТЯ ОГОНЕК

«Родилась я в Джубге — поселке городского типа в Краснодарском крае, — рассказывает Катя Огонек. — Это курортный и вполне цивильный городок на Черном море. Была заводной энергичной девчонкой, училась не только в общеобразовательной, но еще и в музыкальной, балетной школах. Эстрадные шлягеры начала петь в шестнадцать лет — в школьных ансамблях, на танцах, в поп-группах. Так продолжалось несколько лет, а потом случилась беда.

Если честно, я не хотела бы об этом в деталях рассказывать. Тяжело вспоминать. Я была осуждена по статье 211-й, часть вторая (потом мне изменили ее на часть третью). В принципе ничего страшного нет в этой статье, просто случилась неприятная история, связанная с машиной. В общем, нечаянная ситуация. Провела в местах отдаленных два с небольшим года. Попала под амнистию — УДО, скорей даже не за примерное поведение, а за хорошее пение. (Улыбается.) Там же есть клуб, самодеятельность. Аппаратура, конечно, на школьном уровне, но все же…

Там записала на кассетный магнитофон какие-то песни, в основном — эстрадные шлягеры, и передала своим родителям. Мой папа отвез эту пленку в Москву, показал продюсерам из «Союз-продакшн». Они заинтересовались мной и приехали на зону с профессиональной портостудией, где мы, получив разрешение, в течение двух недель записывали альбом «Белая тайга». Я исполнила песни Славы Клименкова, московского автора, написанные специально для меня. До выхода на волю оставалось четыре месяца.

Спасибо всем, кто в меня поверил, но больше всего я благодарна моему отцу. Он очень деятельный человек, хотел помочь дочке, попавшей в беду, и нашел вот такую оригинальную форму поддержки.

Мои продюсеры не сразу подобрали мне репертуар, но, оценив мой хрипловатый тембр (я же не подделываюсь — в жизни говорю точно так же!), поняли, что попса здесь не пройдет, да и тех, кто поет «тру-ля-ля», без меня хватает.»

Катя Огонек о себе